Онлайн займ на карту
ЕЩЁ НОВОСТИ

Аугусто Парра Муньос

«В деловых кругах растет понимание, что Чили и Россия нужны друг другу»  

На официальных приемах в Кремле с некоторых пор подают чилийские вина. Аугусто Парра Муньоса, чрезвычайного и полномочного посла Республики Чили в Российской Федерации, данное обстоятельство, конечно, радует. «Это добрый знак, – заметил он в эксклюзивном интервью журналу «Экономическая безопасность». – Во-первых, наши вина действительно отличные. А во-вторых, раз продукт из Чили получил добро на самом высоком уровне, значит, у торгово-экономических отношений двух стран есть будущее». Впрочем, пока до этого светлого завтра далеко. По крайней мере на мой вопрос: «Довольны ли вы нынешним состоянием российско-чилийских экономических связей?» – посол однозначно ответил: «Нет».

 

– Г-н посол, не думаете ли вы, что главная проблема в торгово-экономических отношениях между Россией и Чили заключается в географии? Все-таки наши государства столь далеки друг от друга территориально…

– Да ну что вы, причем здесь география! На дворе ведь ХХI век. Сегодня предостаточно транспортных средств, способных обеспечить доставку любой продукции в самом лучшем виде куда бы то ни было. Мы, чилийцы, знаем это, быть может, как никто другой. Ведь 50% экономики республики ориентировано на экспорт. И торгуем мы не только со своими ближайшими соседями – странами Латинской Америки, но и с США, с Японией, с государствами Европейского союза, наконец. Наши предприниматели, например, с удовольствием возили бы свой товар более кратким путем – напрямую из Чили во Владивосток. Но встает вопрос: как оттуда доставлять все это в другие города и районы России? Инфраструктура внутри вашей страны, к сожалению, недостаточно развита. Если бы этот маршрут был доступен, уверен, торговля пошла бы динамичнее. Пока же мы ввозим, допустим, чилийские фрукты только в Санкт-Петербург, причем, представьте, через Гамбург и Роттердам! Даже немалую часть вина мы поставляем в Россию не прямиком, а через Лондон.

– Фрукты, вино… Что вообще Чили экспортирует в Россию, а что Россия – в Чили?

– Мы главным образом экспортируем продукцию сельского и рыбного хозяйства. Свежие овощи, фрукты, в частности виноград, яблоки, киви, груши, разные рыбные консервы, свежую рыбу, прежде всего лосося, и вино. Из России же мы импортируем минеральные удобрения, буровые инструменты и стальной прокат.

– Звучит неплохо. На практике же многое, как я понял, выглядит далеко не гладко. Главный тормоз в развитии торгово-экономических отношений между нашими странами получается в отсутствии должной инфраструктуры в России?

– Нет, это только часть проблемы. И не самая главная. Основная причина, на мой взгляд, в инертности деловых людей.

– России?

– Обеих стран.

– Это в вас говорит дипломат?

– Дипломатический такт тут ни при чем. У чилийских бизнесменов тот же грех: они так же малоактивны в отношении России. В основе столь печальной ситуации, по моему глубокому убеждению, лежит, в общем-то, весьма простая причина – незнание друг друга. Россия для Чили, как и Чили для России, по сей день, к сожалению, terra incognita – малоизученная, непонятная земля. Мы очень немного знаем друг о друге, а то, что знаем, нередко абсолютно не соответствует действительности.

Впрочем, этому есть вполне логичное объяснение. Ведь, по сути, мы стали открываться друг другу лишь в начале 90-х годов, когда между Сантьяго и Москвой после 17 лет правления в стране Пиночета были возобновлены дипломатические отношения. При этом, несмотря на то что первые торгово-экономические договоры наши представители подписали в 1993 году, какие-то реальные сдвиги в этой области начали происходить только семь лет спустя, в начале 2000-го. В наших отношениях до сих пор нет столь нужной в деловом общении хватки, агрессии. В хорошем, разумеется, понимании этого слова, являющегося в данном случае синонимом активности. Даже имеющийся друг у друга товар мы не умеем должным образом представить, что называется, как следует пропиарить, показать товар лицом. Это прежде всего беда людей, занимающихся в Чили и России маркетингом. В России, например, есть отличные самолеты, которые вы постоянно демонстрируете во время аэрокосмических ярмарок, проводимых в Чили. Мы в них заинтересованы, но дальше участия в выставках дело пока не движется. При всем при том, что чилийские вина подают уже на приемах в Кремле, наши бизнесмены тоже делают недостаточно, чтобы его умело продвигать на российском рынке. Тут надо помогать друг другу, смело делать нестандартные бизнес-шаги, образовывать совместные предприятия, коих пока не создано ни одного! Почему бы не начать здесь, допустим, с рыбного производства? Вы же сейчас взялись за его развитие (в России такие необъятные водные просторы!), у нас же накоплен в этой отрасли огромнейший опыт.

Немалый опыт имеется у нас и в других областях экономики. Чили хотя и не осталась в стороне от мирового кризиса, но нас он коснулся не так сильно, как других. Одна из причин этого в том, что в стране создана чрезвычайно надежная система государственного регулирования, благодаря которой даже в условия кризиса правительство смогло выделить в начале года на развитие экономики, включая малый бизнес, а значит, на борьбу с безработицей, огромную для нашей страны сумму – около $4 млрд.

Конечно, мне могут возразить: не все в отношениях Чили и России сейчас так плохо. Создана и работает Межправительственная российско-чилийская комиссия по торговле и экономическому сотрудничеству. По официальной статистике, торговый обмен между нашими странами в течение 2008 года достиг $413,3 млн., что на 50% больше, чем в 2007 году… То есть прогресс вроде бы налицо. Но с другой-то стороны, когда сравниваешь эти цифры с другими – товарообменом Чили с США и с Китаем, то легко понять причины моего неудовлетворения как посла Чили в Российской Федерации торгово-экономическими связями между нашими странами. Ведь там счет идет на многие миллиарды долларов.

– Неужели торгово-экономические отношения России с Чили смогут когда-нибудь достигнуть таких же объемов?

– Надеюсь, что да. И, поверьте, в данном случае я не играю в оптимизм, у моего прогноза есть реалистичная основа. Мы вот-вот приступим к реализации новых крупных проектов. Не хотелось бы пока о них говорить, поскольку многие из них весьма деликатны. В качестве примера скажу лишь о закупке российских турбин для развития гидроэлектростанций Чили. В сентябре в Сантьяго состоится очередной бизнес-форум, на который из России приедет достаточно представительная делегация. Речь пойдет о закупке у нас российскими импортерами мяса, рыбы, фруктов и сухофруктов, замороженных овощей…

Понимаете, не вдаваясь в подробности тех или иных планов, проектов, отмечу главное обстоятельство, которое внушает веру в успех: наличие воли у политического руководства двух стран активнее развивать торгово-экономическое сотрудничество. Это особенно было подчеркнуто во время недавних, проходивших весной нынешнего года, встреч в Москве президента Чили Мишель Бачелет с президентом Дмитрием Медведевым. В деловых кругах обоих государств все больше растет понимание, что Чили и Россия действительно нужны друг другу. Не только как взаимовыгодные партнеры, но и как ворота для расширения своего торгово-экономического присутствия в мире.

Что имеется в виду? Мы через Россию могли бы проникать на новые для нас рынки Средней Азии, Россия же в свою очередь использовала бы Чили как трамплин для расширения своих экономических связей в Латинской Америке и не только. Ведь у нас подписаны соглашения о свободной торговле с 56 странами, на которые приходится 90% мирового ВВП.
Автор: Серго КУХИАНИДЗЕ
Accelerated with Web Optimizer