Онлайн займ на карту
ГЛАВНАЯ НОВОСТЬ
АКТУАЛЬНОЕ ВИДЕО
ЖУРНАЛ «ЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ»
Архив 2009 \ Апрель №4
Государство
Главный вопрос
Что, кроме денег?

Чем подробнее руководители государства объясняют свои действия в борьбе с кризисом, тем больше недоумевает население

Дмитрий МЕРКУЛОВ, философ

 

«Не хлебом одним будет жив человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих».

Евангелие от Матфея (4:4)

 

Глобализация как задача построения монополярного мира во главе с США и Россия как независимая держава, очевидно, несовместны. Поэтому попытки навязать нам западную модель в политике, культуре, экономике не привели и не могли привести к положительному результату. Вслед за разрухой 90-х, после застоя 2000-х мы оказались в ситуации тяжелого экономического кризиса, который еще только начинается, но уже грозит перейти в коллапс большинства отраслей народного хозяйства.

 

В связи с этим возникают большие сомнения в эффективности принимаемых правительством мер, а вернее, в компетентности экономистов, которые вели нас в течение всех этих лет, опираясь на макроэкономические модели управления экономикой. И продолжают делать то же самое в то время, когда ситуация в стране и в мире резко поменялась. Наша экономика и прежде-то держалась в основном за счет экспорта нефти, а теперь она просто готова рухнуть, погребая под собой бедствующее население, его надежды на то, что жизнь все-таки вот-вот наладится...

К сожалению, голоса тех, кто возражает против ошибочного курса, по своему эффекту подобны гласу вопиющего в пустыне. И это, увы, имеет глубокие корни. Дело в том, что различия между системой ценностей «мировой демократии», на которую ориентируются чиновники после 1991 года, и традиционной системой ценностей нашего народа настолько велики, что это прямо влечет за собой взаимное непонимание. Это непонимание и привело к тому, что президент России недавно, во время своей поездки на Дальний Восток, вынужден был публично признать «отсутствие системы управления» в стране и реальную угрозу «все потерять».

Очевидно, для того чтобы выжить во все более обостряющейся ситуации, необходимо создать высокоэффективную общественно-политическую систему, способствующую развитию общества и укреплению государства, а для этого учитывать не только привнесенные к нам извне рациональные принципы западной модели, но и социально-психологическую и историческую реальность России, то есть свою более чем тысячелетнюю историю, культуру и менталитет, особенности созданной нашими предками русской цивилизации.

«Никакие мерки, рецепты, программы и идеологии, заимствованные откуда бы то ни было извне, не применимы для путей русской государственности, русской национальности и русской культуры ... <которые> с чрезвычайной степенью резкости отражают индивидуальные особенности русского народа, принципиально отличные от индивидуальных особенностей и Европы, и Азии», – писал в «Народной монархии» Иван Солоневич. И эта мысль полностью отвечает новейшему опыту.

Именно постоянные факторы развития, формирующие человека и общество в России в течение длительного исторического срока, действующие как исторические императивы, такие как тысячелетняя господствующая религия – православие, авторитарная и патриархальная форма правления – самодержавие, мирный национальный характер государствообразующего народа, традиции общинного, сословного и земского самоуправления, опыт общественно-государственного строительства, могут дать прочную основу для создания эффективных российских институтов общества и государства.

В частности, характер ценностных предпочтений того или иного общества определяет и традиционную модель развития экономики. В связи с поисками выхода из современного кризиса, постигшего мир, вопрос выбора экономической модели представляется наиболее актуальным.

Тенденции и прогнозы
Как сберечь средний класс
Интервью с Евгением Гонтмахером, доктором экономических наук руководителем Центра социальной политики Института экономики РАН
Пятый пункт великой державы
Почему у правительства никак не получается помочь малому бизнесу

Александр ПРОЦЕНКО, обозреватель

В Программе антикризисных мер Правительства Российской Федерации на 2009 год пятым пунктом основных приоритетов деятельности власти обозначено: «Ответственный бизнес должен быть освобожден от давления чиновников. Правительство продолжит снижать административные барьеры для бизнеса, являющиеся одной из причин коррупции. Будет также предложен новый комплекс мер, позволяющий малому бизнесу успешно развиваться в условиях кризиса». Известно, что «пятый пункт» в нашей стране долгие годы считался громадным несчастьем (для тех, у кого он был «неправильным»). Так что можно считать, что российским «бизнес-малышам» не повезло с ним генетически. Но могло ли быть иначе?

Вот несколько цифр. В США на долю малого и среднего бизнеса (до 500 работающих) приходится более половины ВНП (внутреннего национального продукта) и три из каждых четырех рабочих мест. В России «малышам» отдано около 10% экономики и не более 15% трудовых ресурсов, включая гастарбайтеров-нелегалов.

Американское малое предпринимательство действует повсюду: в производственной сфере, финансовом секторе, образовании, здравоохранении, торговле, области социальных услуг и т. д. Этот бизнес обеспечивает 55% всех инноваций в экономике страны. Основная масса изобретений в США приходится на долю мелких и средних специализированных фирм. Освоение производства самолетов, вертолетов, кондиционеров, персональных компьютеров и многих других видов продукции начиналось именно на МП.

В России подавляющее большинство малых и средних предприятий сосредоточено в сферах торговли, бытового обслуживания, промышленного сервиса и различного посредничества. Динамика численности «бизнес-малышей», зарегистрированных в отрасли «Наука и научное обслуживание», устойчиво отрицательная. В 1995 году их было почти 50 тыс., к 2000 году количество МП снизилось почти до 30 тыс., а к настоящему моменту действует менее 20 тыс. Доля малого бизнеса в инновационной сфере не превышает 3–5%.

Дело рук утопающих
Потерявшие работу россияне не могут воспользоваться опытом американских или европейских товарищей по несчастью

В китайском языке слово «кризис» изображается на письме двумя разными иероглифами. Первый в переводе означает «опасности», второй – «возможности». Хотя и без китайцев известно, что личностный и профессиональный рост активизируется через преодоление препятствий.

Виктор ШАЦКИХ, обозреватель

Давно замечено: в разных странах кризисные закономерности проявляют себя по-разному. Одних они мобилизуют, других (по большей части) угнетают. Сказываютсяособенности национального характера? Или дело все-таки в том, что в одних случаях государство помогает людям «обжиться» в новых обстоятельствах, а в других оно впадает в крайности: или подпитывает иждивенческие настроения, или оставляет один на один со своими проблемами.

Вопросы по нынешним временам куда как злободневные. Попробуем разобраться.

 

Однажды в Коннектикуте

Образцом мобильности и готовности к переменам в мире давно считаются жители США. В 1992 году американские экономисты Бланшар и Кац доказали это, можно сказать, с математической точностью. Они проанализировали послевоенный период развития США, подробно проследив по каждому из штатов, как именно, за счет каких механизмов преодолевались экономические проблемы, возникающие в различных регионах и отраслях американского народного хозяйства. Оказалось, что решающий вклад в успех вносил свободный переток рабочей силы.

В упрощенном виде схема выглядит так. Например, если в северо-восточных штатах – Массачусетсе, Вермонте, Коннектикуте – происходит спад производства, то попавшие под сокращение местные жители (не все уволенные, конечно, но значительная их часть) немедленно начинают активно изучать рынок труда. И как правило, с помощью федерального банка вакансий или просто через газетные объявления отыскивают себе подходящее место где-нибудь в другой части США. Иногда за тысячи километров. После этого еще раз уточняются конкретные условия трудоустройства, и если они подходящие, семья продает свой дом с тремя спальнями и покупает такой же или поменьше на новом месте. Продолжая, кстати говоря, выплачивать примерно те же деньги по ипотечному кредиту. Практически все жилье в США покупается в рассрочку, а условия американской ипотеки (как правило, на срок 30 лет под 2–3% годовых) стандартные, и этот кредит легко переводится из банка в банк. Все процедуры покупки-продажи недвижимости также в высокой степени стандартизированы. Спустя месяц мобильный американец с семьей живет на новом месте, работает на новом предприятии – и ощущает себя вполне комфортно, поскольку сохраняет привычные жизненные стандарты.

В Коннектикуте тем временем жизнь тоже постепенно налаживается. Оставшиеся не у дел работники уезжают и снимают напряжение на рынке занятости. Оставшаяся рабсила даже подрастает в цене. А подешевевшее жилье (все же уезжавшие в поисках работы продавали свои домики с дисконтом) сначала облегчает бремя коммунальных расходов местным жителям, а потом привлекает переселенцев из других регионов.

Конечно, на практике для многих семей все может складываться не так просто, порой даже и драматично. Однако в целом этот механизм преодоления рецессии и выравнивая межрегиональных диспропорций много десятилетий работал исправно. Подтверждая, что деловая жизнь в США в решающей степени сориентирована на людей мобильных, легких на подъем.

Поиск решений
Пожар не тушат керосином
Только вроде отбились, как пора принимать дополнительные меры по преодолению кризиса
Вызовы
Рыбалка по правилам
Интервью с руководителем Росрыболовства Андреем Крайним
Точка на карте
Небо и земля
Что происходит с реформами и почему многочисленные декларации остаются на бумаге? Наш корреспондент попытался найти ответ вместе с главой Ростовского района Ярославской области, Героем России Валерием Токаревым
Финансы
Облигации для модернизации
У государства нет иных средств для создания инновационной экономики, кроме накоплений населения. Но как их взять?

Никита КРИЧЕВСКИЙ, доктор экономических наук, профессор, научный руководитель Института национальной стратегии

В наши дни безальтернативность проведения индустриальной модернизации признается и органами государственной власти, и субъектами экономики, и обществом в целом (этой теме, в частности, был посвящен весь мартовский номер «ЭБ»). Крах сырьевой модели развития, износ половины основных фондов, критическое отставание промышленности от уровня развитых стран ставят вопрос о реализации этого проекта в число базовых как в текущей, так и в стратегической перспективе. 

Но если с направлениями модернизации все более или менее ясно – приоритетами должны стать развитие высокотехнологичных производств, завоевание внешних рынков, импортозамещение в потребительском секторе, – то определение экономических проводников новой российской модернизации и, главное, источников финансирования проекта по-прежнему является предметом споров. Между тем деньги наших граждан лежат мертвым грузом на банковских счетах, и население не может найти им лучшего применения. 

Объект индустриальной модернизации понятен – российская промышленность, точнее, обрабатывающие производства. С субъектами, с теми структурами, которые должны обеспечить реализацию модернизационного проекта, сложнее. По нашему мнению, модернизационный прорыв необходимо осуществлять на базе компаний и корпораций с государственным участием. Эти организации в значительной степени сохранили производственный и кадровый потенциал, у них по-прежнему присутствует вера в сильное государство. Следовательно, они могут стать экономическим полигоном для разработки и внедрения промышленных инновационных решений. В настоящее время компании с государственным участием существуют в формах акционерных обществ, федеральных государственных унитарных предприятий и государственных корпораций. Рассмотрим институциональные особенности их деятельности более подробно.

Попали под раздачу
Правительство раздает деньги банкам и госкомпаниям, но до реального сектора они не доходят. Почему?

Олег ГЛАДУНОВ, финансовый аналитик

«Кредитный бум всегда заканчивается финансовым кризисом», – гласит экономический закон. Вопрос лишь в том, случится это раньше – в результате добровольного отказа от кредитной экспансии или позже – в форме окончательного крушения всей денежной системы. Закон сформулировал еще в 1949 году экономист Людвиг фон Мизес. Это один из отцов-основателей теории монетаризма, которой так увлекаются представители российской финансовой элиты. Как видим, увлекаться и понимать – не одно и то же.

Все последние годы российские банки и компании смело брали кредиты не только на развитие производства, но и на выплату налогов и зарплат, пользуясь тем, что можно было легко рефинансировать их за счет новых займов. И даже под более низкую ставку процента. Причем источником кредитных денег в российской экономике были в основном иностранные инвестиции. Свыше 70% межбанковского рынка составляли зарубежные средства. Но с началом кризиса время дешевых денег на Западе кончилось, и российские банки свернули кредитование реального сектора. Сначала предприятиям стало нечем обслуживать свои обязательства по кредитам, потом перестало хватать денег на развитие, и, наконец, сегодня они остались без оборотных средств. А это означает снижение доходов бюджета, невыплаты зарплат и массовые увольнения работников. Поэтому банковский кризис – это только вершина айсберга.

Компания
Своими глазами
Долги наши тяжкие
Россию вот-вот накроет вторая волна финансового кризиса, связанная с плохими долгами. Как с ней бороться?
Технологии
Укол в подсознание
Появился уникальный способ вычислить инсайдера при приеме на работу
Человек
Расследование
«Я вернусь и поквитаюсь с пиратами...»
Нашумевшая на весь мир истории с захватом сомалийскими бандитами сухогруза «Фаина» - глазами моряков
Страницы истории
Слова и суть
Не та траектория
Почему российская космонавтика не может вернуть былую славу?
АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА
СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПРЕДПРИЯТИЯ РОССИИ И РЕЙДЕРЫ
Особое мнение
Адлан Шишханов, предприниматель:

«Банковский сектор пережил год лучше, чем можно было ожидать»

В конце 2008 года российским банкам чего только не предрекали: и вторую волну кризиса, и отток средств со счетов клиентов, и едва ли не массовые банкротства. Но вот прошло больше года, а абсолютное большинство банков продолжает работать, наращивать объемы привлеченных депозитов и платить топ-менеджерам «докризисные» зарплаты. С кредитованием пока, правда, не получается, но нельзя же - все и сразу. Банкротства в отрасли удалось прекратить благодаря вливаниям денег со стороны ЦБ, а также «мягкой девальвации», на которой банкиры за какие-то недели получили десятки процентов прибыли, переводя средства из рублей в доллары и евро.

Читать дальше

Accelerated with Web Optimizer